цирк 2
Чернов и Партнеры

«Уважаемые граждане, бульвар закрывается»: хроника московского протеста

Уличные акции, на последней из которых задержали 1001 человека, – это только видимая часть того, как происходит важнейший процесс становления гражданского общества. Уже давно нет такого, что люди вышли на улицу, часть из них скрутили по автозакам, а оставшиеся пошли в кафе отмечать, что они не попались. 

Теперь, благодаря сетевому взаимодействию, акции проходят часов до 3-4 утра, то есть до момента, пока последний задержанный не выйдет с протоколом из ОВД. В этот момент становится понятно, кого оставляют до суда в КПЗ (в субботу таких оказалось 20 человек). Вышедшие же едут либо домой, либо кто-то из московских активистов дает им кров, если участники акции, попавшиеся ОМОНу, иногородние. 

Уже с утра начинает бурлить чат в Telegram под названием «Передачи», он посвящен доставке в московские ОВД еды, воды и предметов личной гигиены задержанным. Люди возят купленные на пожертвования бутылки, коробки и пакеты по ближайшим от своего местонахождения отделам полиции. Процесс довольно непростой, потому что кто-то выходит оттуда уже к вечеру с протоколом и обязательством о явке, кого-то оставляют до суда в КПЗ, да и вообще довольно много тонкостей. В этом чате состоит почти 3000 человек! То есть это те самые люди, которые помогают соратникам не страдать в полиции от голода и жажды. 

Есть еще «ОВД-Инфо» и «Апология протеста» – правозащитные организации, наполняющие в дни протестов отделы полиции адвокатами для задержанных. Минимум один появляется в каждом из них. Это требует тоже огромной работы по координации, потому что в каких-то отделах задержанным предлагают «ходить в туалет в штаны», в каких-то, например, в ОВД «Отрадное», по словам активистов, полицейские сами съели продукты, доставленные задержанным, в каких-то сидят избитые и несовершеннолетние. Все это, конечно, учитывается при направлении адвоката. 

В прошедшую субботу, правда, адвокатов в ОВД не пускали до тех пор, пока сотрудники Следственного комитета не допросят задержанных по делу о массовых беспорядках 27 июля. Вернее, формально опросят, ибо без адвокатов допросы не проводятся, а опросы якобы возможны. Где-то предлагали просто сдать телефоны следователям, снять пароли и показать мессенджеры, где-то брали отпечатки пальцев и мазки изо рта. В ОВД «Теплый стан» задержанные отказывались от таких процедур, тогда им пригрозили тем, что иначе их будут раздевать догола и брать мазки из тех самых мест. Моментально в этот отдел полиции выехали муниципальные депутаты и представители СПЧ.

Один из членов СПЧ, глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин попал в автозак и вместо того, чтобы показать удостоверение и выйти, с 15 до 21 часа катался по Москве и консультировал пассажиров этого транспортного средства по вопросам поведения в отеле полиции, тонкостях допросов, опросов и отказа от выдачи средств связи. Интересно, что уже все СМИ сообщили о задержании Каляпина, но найти и отпустить его удалось только поздним вечером в районе Марьино. 

Попадание в автозак Каляпина – это весьма показательная история для прошедшей акции. Я бы даже сказал, что это ее особенность. Дело в том, что если 27 июля росгвардейцы забирали в автозаки тех, кто что-то делал или стоял рядом – скандировал, держал плакат, махал руками, ругался на оцепление, то 3 августа особо и не разбирались. Ровно поэтому в отделах полиции оказались случайные люди, в том числе 12 иностранцев. В ОВД «Отрадное», например, оформили на депортацию нелегала из Сербии, а в Медведково с извинениями пришлось отпускать повара из Киргизии, работавшего во вьетнамском кафе. 

Идея гулять по бульварам была, мягко говоря, странной, в чем можно было убедиться, например, на Рождественском бульваре, когда его просто закрыл ОМОН – бойцы шли цепочкой, а офицер в мегафон сообщал: «Уважаемые граждане, бульвар закрывается!» Интересно, что это случилось сразу после того, как по нему прошел Григорий Явлинский. 

Были и незакрытые бульвары, там с двух сторон ОМОН оцеплял всех, еще с двух сторон были установлены ограждения. Здесь периодически хватали всех подряд, включая иностранцев, детей, шедших смотреть анимэ, болельщиков «Спартака», собиравшихся на футбольный матч с «Динамо». Бывало, что людей не просто скручивали и уводили, а еще перед этим избивали, как, например, правозащитника Михаила Кригера. 

Похоже, что число протестующих стало меньше, чем 27 июля. Достаточно посмотреть на число задержанных – почти 1400 тогда и 1001 позавчера. И это при том, что 3 августа, как я уже написал, хватали всех подряд. И вряд ли людей испугал дождь, который как раз обрушился на Москву к началу акции. Просто человек так устроен, что он хочет чего-то нового, в том числе и новой движухи. Если частить с акциями, число участников будет расти только в исключительных случаях. И то тогда, когда эти самые несанкционированные акции наполняются смыслом. Предвыборные же протесты в Москве просто переросли себя.

Дело в том, что уголовное дело по массовым беспорядкам 27 июля, которых не было, ночные обыски и допросы, административные задержания лидеров перевели протест из политической в морально-этическую плоскость. 

В субботу на спешно организованном мэрией «спойлерском» фестивале шашлыка в Парке Горького отказались выступать Алексей Кортнев и «Ногу свело!». Музыканты публично объяснили, что не готовы сейчас участвовать в этом, а вернее соучаствовать. Лидер «Ногу свело!» Максим Покровский пошел еще дальше: приехал на Трубную и фотографировался там со своими поклонниками. Вряд ли он готов был вписаться в предвыборные протесты за конкретных кандидатов, но речь уже не о них. Не зря на шествии выдавленных с бульваров участников по Старому Арбату несли самодельный баннер с лозунгом «Свободу политзаключенным!».

По большому счету любые протесты организует не оппозиция, а власть. Сейчас мы наблюдаем ту самую ситуацию, когда довольно значительные, но тематические предвыборные протесты стали морально-этическими, что объединяет в принципе ранее необъединимых людей. По одному бульвару шли сторонники Алексея Навального и Григорий Явлинский, в паре километров Игорь Каляпин в автозаке рассказывал молодежи об их праве не давать показания, а Максим Покровский фотографировался с поклонниками. Вот эта вся многослойная движуха, собственно, и является протестом. Теперь это уже не только шествие по бульварам между ОМОНом или голодовки в Мосгоризбиркоме.

Следующая суббота тоже должна стать протестной. Но пока нет понимания формата акции. Например, глава муниципального округа «Гагаринский» и незарегистрированный кандидат в Мосгордуму Елена Русакова считает, что есть потребность в согласованной акции, а соратник Навального Леонид Волков говорит о том, что теперь уж точно с мэрией ничего не надо согласовывать. И это весьма важная для будущего оппозиции развилка – надо угадать настроения. 

Если не выросло за неделю арестов и обысков число участников несанкционированной акции, то, может быть, стоит попробовать собрать самую массовую со времен 2011-2012 годов согласованную акцию? Ведь совершенно точно не все сторонники оппозиции даже в силу физического состояния и возраста готовы бегать по бульварам от ОМОНа. С другой стороны, согласованную акцию могут проигнорировать те, кто настроен радикально, а точное количество таких людей можно определить только опытным путем. Поэтому наверняка будут дискуссии, но власть делает все, чтобы они были дружескими и не приводили к расколу. 

Кирилл Шулика специально для ЯРНОВОСТЕЙ

Распечататьпротестмосковский протест
Цирк август N1

Золотой сезон
Дом ру август 2
Цирк август М8
Заглушка 9
Адвокаты

Мир Дерева июль 2019

© 2011 — 2019 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика