Заглушка
Чернов и Партнеры

Последний (анти)герой. Загадка уголовного дела ярославского бизнесмена Сергея Шмелева

Часть 1. Где дело?

Все уголовные дела «урлашовской поры», то есть, возбужденные либо в отношении непосредственных участников дела Урлашова, либо против людей, имевших к ним отношение, так или иначе завершились. Бывшего мэра Ярославля приговорили к 12,5 годам лишения свободы за взятку и покушение на взятку. Советник Урлашова Алексей Лопатин, приговоренный к семи годам колонии строгого режима, в конце 2018 года вышел по УДО и успел поработать на провальных для «Единой России» выборах в Хабаровском крае. Экс-руководитель ярославского агентства по муниципальному заказу Максим Пойкалайнен освободился летом 2017 года. Заместитель Урлашова Дмитрий Донсков был оправдан. То есть, каждый из фигурантов либо начал новую жизнь после событий 2012 года, либо приспособился к условиям колонии.

Адвокат Владимир Зубков, который представлял интересы директора «Радостроя» Сергея Шмелева, по заявлению которого и началось уголовное преследование в отношении Евгения Урлашова и его команды, получил 4 года колонии за мошенничество, связанное с подделкой документов. 18 января 2017 года УФСБ по Ярославской области выделило в отдельное производство дело о мошенничестве со стороны «неустановленного лица». Это случилось за два дня до вступления приговора Евгения Урлашова в законную силу.

— Неустановленное следствием лицо, имея умысел на хищение бюджетных средств в особо крупном размере, путем предоставления заказчику заведомо ложных сведений о фактически выполненных работах и используемых материалах, разработало преступный умысел, — говорится в постановлении о выделении уголовного дела в отдельное производство.

Напомним, компания Шмелева «Радострой» выиграла контракт стоимостью 282 миллиона рублей на выполнение работ по строительству сетей водоснабжения и хозяйственно-бытовой канализации в Ростове в 2012 году. Соответственно, «неустановленным лицом» является директор компании Сергей Шмелев. Это подтверждается и постановлением о выделении уголовного дела.

— В ходе предварительного следствия установлено, что неустановленным лицом [...] является Шмелев Сергей Вениаминович, — говорится в документе.

Дело Шмелева, по заявлению которого началось расследование в отношении Урлашова, передали в Следственный комитет. По информации ЯРНОВОСТЕЙ 1 августа 2019 года суд вернул его в прокуратуру. С тех пор оно зависло между ведомством и региональным СК. По состоянию на 4 октября 2019 года следователь возвращенные судом тома не получал. Поэтому вопрос «где дело Сергея Шмелева?» не философский, а буквальный — сами документы находятся непонятно где.

Часть 2. «Я была вынуждена исполнять указания Шмелева, так как боялась...»

Вероятнее всего, уголовное дело в отношении Шмелева выделили в отдельное производство после показаний свидетелей и обвиняемых по смежным делам. В первую очередь, речь идет об уголовном деле о мошенничестве госпожи Пушкиной, которую Шмелев устроил на работу в ООО «ГосСтрой». Эта компания заключила договор с администрацией Ростова на технический надзор за работами «Радостроя» здесь.

— В начале июня 2012 года мне на сотовый телефон позвонил либо Шмелев Сергей Вениаминович, либо Евграфов Сергей Павлович из компании «Радострой» с предложением принять участие в работах по устройству дорог и сетей в качестве технического заказчика. [...] Вместе с Богаенко мы приехали в офис ООО «Радострой». При разговоре нам опять предложили быть техническими заказчиками, объяснив, что работа очень престижная (в преддверии юбилея Ростова). На мои слова о том, что у нас в штате нет специалистов по строительству автомобильных дорог и их поиск займет время, Шмелевым нам была предложена кандидатура Екатерины Пушкиной..., — рассказал на допросе свидетель Андрей Трифонов, бывший директор компании «ГосСтрой», а ныне — ярославский дорожный активист. Сергей Богаенко — совладелец компании.

Контракт «ГосСтрою» предложили небольшой — 50 тысяч рублей. Тем не менее, по словам Трифонова, его заключили, «поскольку работа с данным заказчиком была престижной для организации».

— Помимо этого, в разговоре Шмелев и Евграфов говорили мне, что в последующем предоставят перспективные контракты на электромонтажные работы, — говорится в протоколе допроса Трифонова.

С июля 2012 по сентябрь 2013 года Екатерина Пушкина работала в «ГосСтрое» на должности заместителя главного инженера. В ее обязанности входил исключительно технический надзор за работами «Радостроя» в Ростове. За эту работу она получала зарплату — 10 тысяч рублей.

— В конце лета-начале осени 2012 года в ходе выполнения строительных работ указанного муниципального контракта Шмелев Сергей Вениаминович стал требовать от меня предоставление ложных данных для внесения их в акты выполненных работ под угрозой увольнения. [Шмелев угрожал] наличием связей и невозможностью дальнейшего трудоустройства. Я была вынуждена исполнять указания Шмелева, так как боялась потерять средства к существованию. За указанную работу мне ежемесячно выплачивали 70 тысяч рублей. Таким образом, помимо официальной зарплаты в «ГосСтрое», я получила 980 тысяч рублей, — говорится в показаниях Пушкиной.

В ходе работы Екатерина Пушкина рассказала Шмелеву, что деньги, выплаченные к тому моменту администрацией Ростова, покрывают «работы, которые фактически не выполнялись, но были проведены, как выполненные».

— Из этой информации следовало, что законным путем денег с администрации Ростова уже не получить. Было очевидно, что Шмелев расстроен данным фактом, — рассказывала Пушкина на допросе.

Спустя пару дней после этого разговора Шмелев позвонил Пушкиной с требованием пообщаться с его юристом, который предложил использовать по актам выполненных работ комплексную расценку. Она подразумевает «укрупненный раздел производства работ без пояснения конкретных видов».

— В комплексной расценке фигурировала сумма в 264 миллиона рублей. В нее вошли работы по укладке водопровода открытым способом и методом горизонтально-направленного бурения, хотя реально применялся только второй, [...] укладка щебня марки 1200, хотя фактически был уложен щебень марки 800, и так далее, — рассказала Пушкина.

Женщина рассказала Шмелеву о том, что комплексную расценку для этого контракта применять нельзя, поскольку он оплачивается только по сметам.

— Шмелев распорядился не рассуждать, а выполнять распоряжение. Он сказал, что вопрос с администрацией Ростова решит лично, — говорится в протоколе допроса Пушкиной.

Екатерина Пушкина заполнила акты таким образом, каким от нее требовал Шмелев. Вместе с документами он поехал в администрацию Ростова. Оттуда он вернулся с бумагами, подписанными главой администрации Константином Шевкоплясом.

— Шмелев говорил, что если я расскажу на допросе, как все было на самом деле, меня и его посадят за мошенничество, — рассказала Пушкина.

Последние акты выполненных работ по Ростову подписывали в декабре 2013 года. На них стоит печать компании «ГосСтрой» и подписи руководителей. При этом Трифонов и Богаенко продали компанию в феврале 2013 года — то есть, фактически за год до сдачи документов.

— Акты выполненных работ, подписанные в декабре 2013 года от имени ООО «ГосСтрой», являются недействительными. С продажей фирмы я и Богаенко вышли из состава учредителей, права подписи у нас не было, — заявил на допросе Трифонов.

Ему вторит Сергей Богаенко.

— Данные акты о приемке выполненных работ я никогда не подписывал. Подпись в предъявленных документах не моя. Я всегда подписываюсь полной фамилией. Оттиск печати, проставленной на данных документах, соответствует печати «ГосСтроя» до 2013 года, то есть, до момента продажи. Кто мог поставить данную печать на указанные документы, мне неизвестно, — сказал Богаенко.

Екатерину Пушкину приговорили к двум годам лишения свободы условно. По подложным документам администрация Ростова заплатила «Радострою» в 2014 году около 50 миллионов рублей. Согласно экспертизе, сделанной в рамках уголовного дела в 2016 году, компания нанесла бюджету Ростова ущерб в размере 26 миллионов.

Часть 3. Что дальше?

Дело Сергея Шмелева по непонятным причинам не расследуется. На момент описанных событий Шмелев был в силе — он выигрывал контракты в Ярославской и других областях и всегда мог позвонить кому надо, чтобы «Борис Борисович все порешал». У него были на то основания. Ранее ЯРНОВОСТИ публиковали переговоры Шмелева с Борисом Колесниковым — генералом МВД, одним из главных фигурантов «дела антикоррупционеров», погибшим при странных обстоятельствах в здании Следственного комитета. Теперь в распоряжении издания оказались материалы оперативно-розыскных мероприятий, которые открывают схемы взаимодействия Шмелева с командой московских полицейских. С бизнесменом в качестве инструктора работал, например, Салават Муллаяров — бывший начальник управления «Б» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России, подчиненный генерала Дениса Сугробова, который отбывает срок по тому самому «делу антикоррупционеров». В итоге становится понятно, каким образом Шмелев смог построить успешный строительный бизнес, выигрывая контракты по всей стране. При этом он стал частью провокационных антикоррупционных дел московских полицейских.

Вместе с бизнесменом в этой схеме был замешан один из известных ярославских политиков, который, как и Шмелев. был частью механизма, построенного Колесниковым и Сугробовым в масштабах страны. Об этом ЯРНОВОСТИ подробнее расскажут в следующей части материала.

Распечататьуголовное делоСергей Шмелевмошенничество

Дом Ру октябрь 2019
селдом
Адвокаты

В Ярославле в рамках Всероссийского этнокультурного форума прошел Международный фестиваль искусств «Ярославские гуляния»

Липецк Здрав

Более 80 городов России приняли участие во Всемирном дне ответственного потребления пива

© 2011 — 2019 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика