трубы
Альфа_мед

Осужденный экс-сотрудник ГУЭБиПК Боднар предложил Урлашову побеседовать вне зала суда

Сегодня Кировский районный суд Ярославля допрашивает в качестве свидетеля по «делу Урлашова» бывшего замначальника управления «Б» ГУЭБиПК МВД России Алексея Боднара. В настоящее время он осужден за участие в преступном сообществе и превышение должностных полномочий — в качестве одного из фигурантов скандального «дела Сугробова».

В начале сегодняшнего заседания Боднар предупредил, что провел два года за решеткой, поэтому «многие события могли либо исказиться, либо забыться». Адвокаты подсудимых попытались задать ему ряд вопросов, касающихся структуры Управления и должностных полномочий Боднара, однако тот попросил «не устраивать экзамен и задавать вопросы по существу».

По существу, впрочем, Боднар рассказать смог немного — в основном на вопросы, касающиеся непосредственно «дела Урлашова», он отвечал либо «не помню», либо «не знаю». Самим «делом Урлашова» Боднар занимался по поручению генерал-майора Бориса Колесникова.

— В связи с мероприятиями в отношении Урлашова я был приглашен к Колесникову. Он сказал, что с Шмелева требуют некоторую сумму и надо выехать в Ярославль, чтобы наладить взаимодействие структур. Когда я в Ярославль приехал — не помню, но уехал я 26 июня 2013 года, — рассказал Алексей Боднар, отметив, что общался с Сергеем Шмелевым несколько раз, в том числе и по телефону.

Боднар пояснил, что после 26 июня в Ярославль не возвращался, с результатами оперативно-розыскных мероприятий не знакомился, ни одной видео- или аудиозаписи по «делу Урлашова» не видел и вообще этим делом не интересовался. Впрочем, он отметил, что ситуация, сложившаяся тогда в Ярославле, классической не была.

— Была достаточно сложная, не классическая ситуация: то есть не было конкретного чиновника, который говорил «дай мне столько-то, и будет вот так». Был круг лиц, которые, насколько я помню, достаточно грамотно встречались с соблюдением мер конспирации, а самого Урлашова на тот момент в городе не было. Поэтому я позвонил своему руководителю и сказал, что мое пребывание в городе нецелесообразно, — пояснил Боднар.

Адвокат Сергей Голубенков поинтересовался, давал ли Боднар какие-либо инструкции Сергею Шмелеву. Тот пояснил, что инструкции были типовыми и касались действующего законодательства об ОРД: то есть, по словам Боднара, Шмелев не должен был сам предлагать Евгению Урлашову деньги. На это Урлашов сразу напомнил, что Сергей Шмелев более 30 раз был инициатором обсуждения финансовых вопросов и неоднократно предлагал деньги.

— Инициативных встреч я не мог ему посоветовать, — заявил Боднар. — Наша задача была — выяснить ситуацию. Если Шмелев настойчиво предлагал деньги, то оценку его поведению должен дать следственный комитет.

Евгений Урлашов поинтересовался, можно ли считать действия Сергея Шмелева провокацией, на что Боднар отметил, что ему сложно трактовать понятие «провокация» после того, как его применили на него самого.

— В моей ситуации я не имею права что-либо комментировать. На уровне «кухонных разговоров» — сколько угодно, но не в зале суда. В камере если присядем с вами — долго будем разговаривать, интересно, — иронично отметил Боднар.

После обстоятельного допроса защита и Алексей Лопатин заявили ходатайство о предъявлении Боднару нескольких аудиозаписей. На них Сергей Шмелев общается с неустановленным сотрудником ГУЭБиПК. В частности, речь идет об аудиозаписи телефонных переговоров накануне летнего аукциона по уборке города, где оперативник предлагает Шмелеву «подкормить Лопатина».

— Фоноскопическая экспертиза этих записей не проводилась, однако у стороны защиты нет никаких сомнений в том, что голос принадлежит Боднару, — отметил адвокат Алексея Лопатина Евгений Шприц.

Прослушивание этих записей проходит в закрытом режиме — в связи с озвученной ранее позицией Сергея Шмелева.

РаспечататьЯрославльсуддело УрлашовадопросГУЭБиПКАлексей Боднар

АВТОЛИГА
ЖК Арена
Адвокаты

Сердце_Ярославля

© 2011 — 2022 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

Яндекс.Метрика